АДМИНИСТРАЦИЯ
МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
СТАРОМИНСКИЙ РАЙОН

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Обычная версия
Белый фон Чёрный фон Голубой фон
Кернинг:  Ая  А.я  А..я
Изображения вкл/выкл
Версия для слабовидящих
А+ - увеличить шрифт
А - нормальный шрифт
А- - уменьшить шрифт

Мобильные приложения Investkuban
       
Сейчас на сайте
Гостей: 9
Пользователей: 0
Роботов: 7
Всего пользователей: 35
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Окупация Староминской - Воспоминания
/ Баннеры 70 лет Победы : Интернет-выставка к 70- летию Победы Великой Отече... : Староминский район в годы ВОВ

Окупация Староминского района 05.08.1942-03.02.1943 гг.

В  фондах  нашего  районного  музея  имеется  докладная

          секретаря  Староминского  РК  ВКП(б)  на  имя Краснодарского

          крайкома  ВКП(б) о материальных убытках, которые район понес

          за  время  оккупации  немцами.  Было  разрушено  одиннадцать

          мостов  (железнодорожный  мост через реку Сосыку был взорван

          нашими  отступающими  частями),  железнодорожное полотно, 29

          железнодорожных  жилых и нежилых зданий. Колоссальные убытки

          понесли колхозы.

 

               Однако  больше,  чем убытки, потрясали злодеяния против

          мирных   граждан.   Житель   станицы   Новоясенской   Нестор

          Васильевич  Ровковский  был  арестован  без предъявления ему

          обвинений   и   более   месяца   содержался  без  допросов в

          располагавшемся  в  Староминской  гестапо, будучи свидетелем

          истязаний  и  расстрелов  многих мирных граждан. Так, на его

          глазах  увели  на расстрел учительницу из Новоясенской Ирину

          Ивановну  Грищук, а из эвакуированных -- еврейку Злотникову,

          ее дочку Хану, сына Эйноха и внучку Люсю.

 

               В   гестапо   широко   практиковалась  порка  розгами и

          плетьми,  причем  не  только  мужчин,  но и детей, и женщин.

          Нестор  Васильевич  своими  глазами видел, как обмороженного

          красноармейца   пытали,  посадив  со  связанными  руками  на

          морозе.   В  акте  медицинского  осмотра  трупов  замученных

          граждан   от  11  февраля  1943  года  отмечались  и  вообще

          изуверские   методы  пыток.  У  многих  трупов  черепа  были

          проломлены,  конечности  вывихнуты  в суставах, а пальцы рук

          раздавлены и отрублены на уровне средних фаланг.

 

               Свои   жертвы   гестаповцы   закапывали  на  аэродроме,

          располагавшемся  в районе нынешнего учебного полигона СПТУ и

          районной  ГИБДД.  15  февраля  1943  года здесь вскрыли ямы,

          обнаружив  в  них  18  изуродованных  трупов. Все трупы были

          перевезены  на  подводах  колхоза  "Красный  пахарь" в центр

          станицы  и  похоронены  в  братской  могиле.  В их опознании

          принимали участие многие староминчане.

 

               Так,  Лидия  Дмитриевна  Стеценко,  работавшая до войны

          заведующей  общим  отделом  райкома  партии,  опознала  труп

          замученного  в  застенках  гестапо учителя начальной школы с

          хутора  Западный  Сосык Луки Григорьевича Чернеги со следами

          множественных  побоев  тупым  предметом по голове и по всему

          телу.  Староминчанин Филипп Петрович Цигикало распознал труп

          бригадира  колхоза  "Красный  пахарь"  Константина Ивановича

          Земы.  Жительница  хутора  Северный Новоясенского станичного

          Совета    Агафья    Алексеевна    Собокарь   рассказала   об

          обстоятельствах  пленения и гибели восьмерых красноармейцев,

          чему  она  была свидетелем, в том числе двоих -- увезенных в

          гестапо, и также опознала их трупы.

 

               В  застенках гестапо погибли Н.С.Крутиков, Т.Г.Кузьмин,

          Н.М.Берестовская,  М.И.Овчарова, П.Г.Шкареда, Н.Н.Кучеренко,

          В.Н.Конкин,  Е.В.Фоменко  и  другие  подпольщики  из станицы

          Новоминской.   Особенно   мучительной   была   смерть   Нины

          Мартыновны  Берестовской.  До  войны она работала секретарем

          Новоминского   РК  ВЛКСМ  (перед  войной  Новоминская  стала

          центром  одноименного  района), а в период оккупации служила

          связной в партизанском отряде "Защита Родины".

 

               Ее   схватили   в  станице  Новодеревянковской.  Пытая,

          вырезали   ей  при  допросе  груди,  изуродовали  все  тело.

          Похоронили  Нину  Берестовскую  в  станице Ленинградской. Об

          обстоятельствах ее гибели нам рассказал староминский краевед

          Павел  Иванович  Петренко.  В свою очередь он узнал о них от

          родственников  Нины,  живших  в  начале 80-х годов в станице

          Новодеревянковской,   --   ее   сестер   Любови   Мартыновны

          Берестовской,  Натальи  Мартыновны Берестовской-Старенькой и

          брата,  бывшего  председателя  колхоза  Михаила  Мартыновича

          Берестовского.

 

               Павел   Иванович   Петренко  беседовал  в  1982  году с

          жителями  станицы  Новоминской  об  обстоятельствах ареста и

          гибели   жительницы  этой  станицы  Елены  Фоменко  (в  акте

          расследования злодеяний фашистов от 11 февраля 1943 года она

          была  ошибочно  названа  Ефимовой,  и хотя опознанная своими

          родителями  была  похоронена  в  Новоминской,  до настоящего

          времени  считается,  что  похоронили  ее в братской могиле в

          Староминской).

 

               Беседа  показала,  что  до  войны Лена Фоменко работала

          заведующей  отделом  РК  ВЛКСМ. С началом оккупации она ушла

          вместе  с  Берестовской  в  партизанский  отряд.  По заданию

          командования  отряда  вместе  с работником райкома комсомола

          Клавдией  Голуб  тайно  пробралась  в  Новоминскую  с  целью

          организации  здесь  подполья,  но  была  схвачена  немцами и

          переправлена в гестапо в Староминскую.

 

               Вероятно,  Голуб испугалась пыток и во все созналась (с

          приходом  наших войск она была взята под стражу, допрошена и

          осуждена  к  10  годам  лишения  свободы).  Фоменко  зверски

          пытали,  вырезав  ей  на  левой руке номер ее комсомольского

          билета.   Ее  фамилия,  имя  и  отчество  --  Фоменко  Елена

          Васильевна  --  выбиты  на  обелиске  в станице Новоминской.

          Здесь   же,  в  братской  могиле,  был  похоронен  начальник

          Новоминского  райотдела милиции Петр Гордеевич Шкареда, труп

          которого тоже был сильно изуродован (на допросе ему выкололи

          глаза).

 

               По  планам  гестапо  на  5 февраля 1943 года намечалось

          прибытие    в   Староминскую   специальной   зондеркоманды с

          машиной-душегубкой для уничтожения лиц, стоявших на учете по

          списку  третьего стола, - членов семей коммунистов и других

          активистов,  однако успешное продвижение наших войск сорвало

          эти планы. Для их осуществления не хватило всего два дня.

 

               Ссылаясь    на    свидетельства    бывшего    секретаря

          Староминского  РК ВЛКСМ, члена комиссии по заключению причин

          смерти  замученных  в Староминском гестапо лиц Ф.Г.Цигикало,

          краевед  Петренко  приводит  следующие данные по числу жертв

          фашистских злодеяний. В первой яме, которая находилась между

          мостом  дороги,  ведущей  на  Краснодар,  и  железнодорожной

          станцией  "Староминская-Ейская-2", было обнаружено 63 трупа,

          в  том числе 9 трупов женщин, 5 -- подростков и один грудной

          ребенок   (очевидно,   это  был  ребенок  учителя  одной  из

          староминских  школ Наума Яковлевича Курлянченко, замученного

          вместе с женой и малолетним сыном). 48 мужчин были евреи.

 

               Во  второй  яме, неподалеку от первой, было 7 трупов (5

          мужчин  и  2  женщины).  В третьей яме, которая находилась в

          районе  кирпичного  завода колхоза "20 лет Октября", было 22

          трупа.  Всего,  согласно  актам  комиссии от 11 и 12 февраля

          1943  года,  от  рук  палачей  погибло 103 человека. К этому

          числу  следует  присовокупить  число трупов, обнаруженных 15

          февраля   1943   года.  Акты  комиссии  свидетельствовали: в

          подавляющем   большинстве   случаев   смерть   наступила  от

          долговременных пыток и истязаний.

 

               Погибшие  во  время  оккупации были захоронены в центре

          Староминской  вместе  с  погибшими  воинами 417-й стрелковой

          дивизии, освобождавшими станицу 3 февраля 1943 года. В одной

          братской  могиле  --  один  подполковник, два капитана, пять

          старших  лейтенантов.  В  двух  других  --  бойцы и сержанты

          Красной Армии, партизаны, а также замученные и расстрелянные

          мирные  граждане.  Как  сообщил  в 1946 году в Крайвоенкомат

          Староминский  военком  гвардии  майор  Акинжили,  всего  168

          человек.

 

               К  сожалению, при строительстве мемориального комплекса

          в  парке  культуры и отдыха имени 30-летия Победы (1975 год)

          было  произведено  перезахоронение,  и сейчас мы не знаем не

          только   места  упокоения  погибших,  но  и  большинства  их

          фамилий.  Наша  задача  -  восстановить, как бы это ни было

          трудно,  скорбный  мартиролог  погибших  в  полном объеме. И

          задача, и нравственный долг.

Э.А.Широкобородов

 

 

 

 

     ТРУДОВОЙ ПОДВИГ ТЫЛА

 

                        (на примерах Староминского района)

 

 

 

               Станица   Староминская   была   оккупирована  немцами 5

          августа  1942  года,  а  освобождена 3 февраля 1943 года, но

          война на этом, естественно, не закончилась. Она продолжалась

          до 9 мая 1945 года, когда Германия капитулировала и немецкие

          войска  сдались  на  милость победителю. Это была общая наша

          победа,  вклад  в  которую  внесли  не  только  воины,  но и

          труженики тыла.

 

               Еще    в    предвоенные   годы   на   Кубани   родилось

          патриотическое  движение  за  овладение девушками неженскими

          профессиями трактористов и комбайнеров "100 тысяч девушек --

          на  трактор!".  Инициатором этого почина выступили известные

          кубанские стахановки -- трактористка Старобешевской МТС Паша

          Ангелина    и   наша   землячка-канеловчанка,   трактористка

          Канеловской  МТС  Паша Ковардак. Почин оказался как нельзя к

          стати,  потому  что,  когда  грянула война, ушедших на фронт

          мужей и братьев заменили женщины.

 

               К  примеру, осенью 1943 года в промышленности, колхозах

          и совхозах края работало 66.770 женщин -- более 77 процентов

          ко  всему  составу рабочих. Колхозы и совхозы края вывезли в

          этот  год  на  элеваторы  в счет хлебозаготовок 27 миллионов

          пудов  зерна,  дали  свыше 10 миллионов пудов в фонд Красной

          Армии.   А  ведь  это  был  далеко  не  легкий  год  --  год

          освобождения Кубани от немецко-фашистских захватчиков.

 

               Cолдаты  тыла  --  так  называли во время войны женщин,

          своим  трудом в тылу приближавших победу. Расскажем об одной

          из  таких  тружениц  --  Марии  Григорьевне Трибунской. Член

          партии с 1932 года, она самоотверженно трудилась на любом из

          участков, куда бы ее не направляла партия.

 

               Началась  война,  и  Мария  Григорьевна  была назначена

          председателем  колхоза  "Красное  знамя". Война подступила к

          порогу  родного  дома,  и  Мария Григорьевна была утверждена

          уполномоченной      по      строительству      Староминского

          оборонительного  рубежа.  Прогнали  немцев  из станицы, и ее

          назначили   председателем   швейной   артели.   После  войны

          возглавила колхоз "Авангард".

 

               Пожалуй,   только   швейное   дело  было  по-настоящему

          женским.  В  остальном  это были мужские нелегкие должности.

          Тяжело  было  рыть, к примеру, окопы. Подавая пример другим,

          без  роздыха  трудилась  кайлом  и  лопатой  Трибунская.  Ее

          примеру следовали Наталья Артемовна Якименко, Анна Лукинична

          Винсковская, Тося Мулика и другие.

 

               А  разве  легче  было работать, скажем, на току колхоза

          "Путь   к   социализму",   куда,   уже   возглавляя  швейное

          производство,  Трибунская  периодически  выезжала  вместе со

          своими  швеями,  чтобы  безвыездно,  по  десять  дней кряду,

          трудиться на подработке и вывозке зерна государству?

 

               А   разве   легче  было  разносить  по  домам  знакомых

          колхозников  "похоронки",  которые  ей вручали в военкомате?

          Приехав  как-то  за  очередной  партией  "похоронок",  Мария

          Григорьевна  получила  от военкома извещение о гибели своего

          мужа.  Выплакала  слезы  в  подушку,  и снова с головою -- в

          работу.

 

               В   районе   был   развернут  военный  госпиталь,  куда

          поступали  тяжело  раненные  и  особо  серьезные  больные из

          эвакуированных  ленинградцев.  Последних  выхаживали опытная

          медсестра  Нина  Гавриловна Царева и совсем малоопытная Валя

          Потемкина   с   сестрами.   Руководила  медперсоналом  Мария

          Григорьевна  Трибунская. Всех выходили наши женщины. Ни один

          из эвакуированных не умер.

 

               В  1943  году,  сразу  же после освобождения станицы от

          оккупации, Трибунскую назначили председателем швейной артели

          имени  Крупской. Что представляла собой тогда артель? Десять

          швейных  машинок и только тридцать человек работающих. Нужно

          было собрать оборудование, расхищенное при немцах. В этом ей

          помогало  все  население. Кроме того, люди приносили из дому

          личные  швейные  и  трикотажные  машинки,  пряжу. Спецзаказы

          фронта выполнялись в срок и качественно.

 

               В  скором  времени  были  открыты  новые  цеха,  и штат

          рабочих   увеличился  до  150  человек.  Приходили  молодые,

          малоопытные. Всех надо было обучить портняжному делу. За это

          взялись  Шура  Дятлова, Дора Воронкова, Катя Бут. Отправляли

          на  фронт  белье,  гимнастерки,  брюки.  Некоторые из девчат

          умудрялись вышивать еще и кисеты, в которые клались письма к

          воинам с просьбой сильнее бить врага, приближая долгожданную

          победу.

 

               Не думая об отдыхе, с единной мыслью -- все для фронта,

          все  для  победы  -- трудились Дина Гладкова, Нина Петренко,

          Галя Костенко, Тася Рязанцева, могие другие молодые женщины.

          Многодетные  матери,  которые  не  могли  работать  в цехах,

          трудились  на  дому.  Сколько  солдат  на  фронте могли бы с

          благодарностью   вспомнить,   к   примеру,  Елену  Корнеевну

          Мищенко.  Это  ее  рукавицы  и  носки согревали их в стужу и

          холод.

 

               Когда  была  учреждена  медаль  "За  доблестный  труд в

          Великой  Отечественной  войне",  одними  из  первых  награды

          получили   Мавра   Михайловна   Великоиваненко   и   Матрена

          Васильевна    Щерба.    Одна   работала   во   время   войны

          уполномоченной   Министерства   заготовок  по  Староминскому

          району,  другая  --  председателем  Куйбышевского  сельского

          Совета.   Снабжение   продовольствием   Красной  Армии  было

          важнейшей   обязанностью  уполномоченных,  не  говоря  уже о

          председателях сельских Советов.

 

               В   Староминском   районе  в  должности  райуполминзага

          работала мать пятерых детей Мавра Михайловна Великоиваненко.

          Целый  день  пропадая на работе, она ночами наскоро готовила

          на   завтра  обед,  обстирывала  малолетних  детей,  да  еще

          успевала  вязать  носки  и  рукавицы,  шить кисеты и крошить

          махорку,  укладывая  все это в посылки, которые отправлялись

          бойцам на фронт. Может, какая дойдет и до ее Давида?

 

               Куйбышеский  сельский  Совет  Матрена  Васильевна Щерба

          возглавила  перед  войной.  И  хотя  были  у  нее до войны и

          другие  высокие  назначения, в годы войны ее снова назначили

          председателем  Совета.  На  любом посту она оправдывала свое

          назначение.   Как  председатель  Совета,  проводила  большую

          работу  по организации труженников колхозов "Красный путь" и

          "Красное  знамя" на оказание помощи Красной Армии хлебом. По

          делам  ее  была  правительственная награда. Но самой высокой

          для  себя наградой она всегда считала уважительное отношение

          к себе односельчан.

 

               Такая  же награда украшает грудь Раисы Петровны Грицун.

          С  1940  года  она  трудилась в колхозе "Большевик". Сначала

          была  трактористкой,  но  окончив  перед  самой войной курсы

          комбайнеров, пересела за штурвал комбайна. Так и проработала

          всю войну на прицепном комбайне. При необходимости подменяла

          тракториста,  в основном же - на капитанском мостике своего

          степного корабля.

 

               По-ударному   трудились   во   время  войны  не  только

          отдельные  труженики,  но  и  целые  коллективы,  к примеру,

          комсомольско-молодежные  бригады и звенья, лучшим из которых

          присваивалось   почетное   звание  фронтовых.  В  1944  году

          победителями   Всесоюзного   социалистического  соревнования

          фронтовых коллективов стали звено, возглавляемое комсомолкой

          Марфой  Никитиной  из зерносовхоза "Староминский", и бригада

          комсомольца  Ефима Маковецкого из того же хозяйства. Звеньям

          были  вручены  Красные  Знамена  и  денежные премии, которые

          комсомольцы единодушно передали в Фонд обороны страны.

 

               Таким  образом, жители района вносили посильный вклад в

          приближение   долгожданной   Победы.   За   время  оккупации

          станицы   она   была  сильно  разорена  (ущерб,  причиненный

          оккупантами  одним только колхозам района, составил более 25

          млн.  рублей).  Несмотря на это, староминчане собрали 1 млн.

          638  тысяч рублей на строительство танковой колонны, получив

          благодарность   от  Председателя  Государственного  Комитета

          Обороны  И.В.Сталина.  112  тысяч  рублей  было  собрано  на

          строительство самолета "Староминский комсомолец".

 

               Э.А.Широкобородов


Назад  Наверх

/ Баннеры 70 лет Победы : Интернет-выставка к 70- летию Победы Великой Отече... : Староминский район в годы ВОВ
  
Пользователь
Баннеры
 ▲ 
 
torgi.gov.ru - официальный сайт Российской Федерации для размещения информации о проведении торгов
Образование
Зал национальной трудовой славы
кубанский молодёжный портал
 ▼