АДМИНИСТРАЦИЯ
МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
СТАРОМИНСКИЙ РАЙОН

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Обычная версия
Белый фон Чёрный фон Голубой фон
Кернинг:  Ая  А.я  А..я
Изображения вкл/выкл
Версия для слабовидящих
А+ - увеличить шрифт
А - нормальный шрифт
А- - уменьшить шрифт

Мобильные приложения Investkuban
       
Сейчас на сайте
Гостей: 8
Пользователей: 0
Роботов: 11
Всего пользователей: 35
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
1941 год
/ Баннеры 70 лет Победы : Интернет-выставка к 70- летию Победы Великой Отече... : Хроника событий на Кубани в годы ВОВ 1941-1945

1418 дней и ночей полыхала Великая Отечественная война. Это был самый крупный мировой пожар двадцатого столетия и самый жестокий военный конфликт в российской истории, когда на чашу весов было брошено все: жизни миллионов людей, громадные ресурсы, сама судьба нашей Родины.

По своим масштабам, кровопролитности сражений, числу человеческих жертв и материальных потерь Великая Отечественная война не имеет себе равных. На территории СССР было разрушено 1 710  городов, более 70 тысяч  сел и деревень, около 32 тысяч промышленных предприятий. Более 18 миллионов человек из мирного населения погибло от фашистских зверств и репрессий; 8,6 миллионов составили безвозвратные потери советских Вооруженных Сил. Огонь этой войны коснулся практически каждой семьи.
Ход времени, уносящего события тех лет в прошлое, не умоляет значения этой Великой Победы.
Прах павших воинов-кубанцев покоится на территории 36 государства ближнего и дальнего зарубежья и более 50 республик, краев и областей России. Мартиролог, собранный в Книгах Памяти, стал уникальным свидетельством по истории Великой Отечественной войны.
Но для сохранения памяти о войне не менее важно знать, в подлинных документах и конкретных фактах, ее событийную сторону.
В 2003 году, в результате деятельности Межведомственной экспертной комиссии при главе администрации Краснодарского края, которая проводила работу по рассекречиванию  документов, стало возможным ввести в научный оборот новые ценнейшие исторические источники. В результате в рамках серии «История без мифов», основанной Управлением по делам архивов администрации Краснодарского края и Управлением ФСБ России по Краснодарскому краю вышел сборник – документальной трилогии «Кубань в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Хроника событий. Рассекреченные документы». Особенно привлекательны в этих сборниках возможности архивной Хроники  событий – своего рода научно-популярного справочника, в котором авторский текст сочетается с изложением и цитированием документов.
Благодаря выходу этих книг мы с Вами можем, практически доподлинно, проанализировать и еще раз задуматься и вспомнить о том, как это было …
Коллектив архивного отдела администрации МО Староминский район попытался путем применения оцифрованных копий архивных документов, фотодокументов, выдержек, прямого цитирования документов, попробовать донести широкому кругу читателей наиболее значимые события военного времени в разрезе северной зоны Кубани.
По данным отдела ВККК по Староминскому району сведения староминчан не вернулось с войны всего: 6054 человек
из них
- погибло – 2561
- пропало без вести – 3493
(основание: «Книга Памяти» том 8 стр. 287-370.)
     22 июня. Начало войны. В четвертом часу утра фашистская авиация одновременно атаковала 66 советских аэродромов. Особенно сильные удары были нанесены также по военно-морским базам  железнодорожным узлам крупным военным объектам по всей западной пограничной полосе- от Финского залива до Черного моря. В 3 часа 15 минут с румынской территории гитлеровские самолеты совершили первый групповой налет на главную базу Черноморского флота- город Севастополь. А около 4 часов утра тысячи немецких орудий открыли огонь по советским пограничным заставам западных округов. Вероломно нарушив Пакт о ненападении, заключенный в СССР в 1939 году, Германия  без объявления войны напала на нашу страну.
Так гитлеровское командование начало осуществление своего плана с кодовым наименованием «Барбаросса».
Особое место в колонизаторских устремлениях рейха занимал Кавказ. Еще за полтора месяца до начала войны, 4 мая 1941 года, в штабе ОКВ (Верховное главнокомандование вермахта) был подготовлен « План по овладению кавказскими  нефтеносными районами». В нем прямо утверждалось, что «Германия может покрыть свою потребность в нефти только за счет Кавказа». В этом документе анализировались  вопросы транспортировки нефти по суше и морем из черноморских портов, рассматривались меры по сохранению нефтяной промышленности и нефтепроводов при военных действиях, в том числе путем создания на Кавказе «самостоятельного государственного образования»,, оценивалась возможность парашютно-десантных операций в нефтеносных районах: Краснодар – Майкоп, Грозный, Баку. 
Не менее привлекательным были для агрессора и сельскохозяйственные ресурсы Северного Кавказа. За день до начала войны, 20 июня 1941 года, в своей речи в Берлине с циничной откровенностью сказал об этом Альфред Розенберг, идеолог « рассы господ», создатель и руководитель оккупационного режима в Восточной Европе: «… Южные области и Северный Кавказ должны будут послужить компенсацией в деле обеспечения продовольствием германского народа. Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ из этих областей изобилия.  Мы знаем, что это является  жестокой необходимостью, которая выходит за пределы всяких чувств. Несомненно, что необходимо будет провести очень большую эвакуацию, и для русских предстоят очень тяжелые годы …»
В этот же день 22 июня. Приняты Указы Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных в четырнадцати военных округах (в том числе СКВО) и об объявлении военного положения во всей западной части страны: от границы по линии Ярославль - Рязань - Ростов-на-Дону, в том числе в Краснодарском крае.
В 12 часов дня с заявлением от имени советского правительства по радио выступил заместитель Председателя СНК СССР, министр иностранных дел В.М. Молотов. Заявление заканчивалось словами: "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами".
Сразу же после выступления В.М. Молотова по радио в Краснодаре в крайкоме ВКП(б) состоялось совещание с участием руководителей края.
        В ночь на 23 июня. 
Воздушная тревога в Новороссийске.
Режим полного затемнения был введен на всей территории Краснодарского края.
Приказом начальника гарнизона края от 23 июня 1941 года устанавливалась ответственность за нарушение светомаскировки и хождение по улицам позже 24-х часов: штраф до 3 тысяч рублей и лишение свободы до 6 месяцев.
    В этот же день, 23 июня. Приказом по войскам Северо-Кавказского военного округа объявлены Указ Президиума Верховного Совета СССР о военном положении и мероприятия в связи с этим по округу.
        23 июня стал первым днем мобилизации, объявленной правительством СССР. В Армию призывались сразу 14 возрастов, то есть все военнообязанные, которые родились в период с 1905 по 1918 год. Им предстояло участвовать в сражениях самого тяжелого первого периода войны. По разработанному мобилизационному плану из ресурсов края с 23 июня по 31 декабря 1941 года были укомплектованы три стрелковые дивизии, одна горнострелковая и один стрелковый корпус, один танковый корпус и одна танковая дивизия, одна авиационная дивизия, шесть военных училищ и другие боевые и тыловые части – всего в количестве 371 430 человек, в том числе 320 396 – рядового состава. Фактически в 1941 году на фронт ушел  каждый восьмой житель края.
27 июня. Распоряжением начальника опергруппы УНКВД КК по борьбе с парашютными  десантами и диверсантами противника краевой комитет ВКП(б) разослал по районам края директивное письмо об усилении охраны урожая и объектов государственного назначения. Предлагалось «начать немедленное круглосуточное наблюдение за воздухом во всех полевых таборах, тракторных бригадах, станицах и хуторах на случай возможной высадки одиночек и групп парашютистов-диверсантов, установив постоянную связь с командованием истребительных батальонов с помощью связных на лошадях, велосипедах и т.д.».
 29 июня. СНК СССР и ЦК ВКП (б) направили директиву партийным и советским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков.
Директива призывала при вынужденном отходе частей Красной Армии
«не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего … Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно, безусловно, уничтожаться».
Первым секретарям обкомов и горкомов партии предписывалось заблаговременно подготовить подпольную сеть для организации борьбы с врагом; в захваченных районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы «для разжигания партизанской войны всюду и везде».
Столь важный документ не прошел мимо  немецко-фашистского командования. На совещании в ставке фюрера 16 июля 1941 года Гитлер сказал « Русские издали сейчас приказ о партизанской войне в тылу нашего фронта. Эта партизанская война тоже выгодна нам: она дает нам возможность истреблять всех, кто выступает против нас».
ИЮЛЬ.
Из хроники войны: противник оккупировал Литву, Латвию, Белоруссию, значительную часть Эстонии, Украины, и Молдавии; создалась угроза прорыва его войск к Ленинграду и Киеву. С рубежа Днепр и Западная Двина войска группы армий «Центр» и части группы армий «Север» перешли в наступление на Москву. Наркомом обороны СССР был назначен И.В. Сталин.
С 1 июля. Краснодарский нефтеперегонный  завод № 5 начал производство авиационного бензина. Однако июльский план бензина – 9 900 тонн – был недовыполнен.
В это время. На полях Кубани шла уборочная страда. В северных районах края косить хлеб начали с 1 июля. Уполномоченный, прибывший из краевого центра, объяснял слабые темпы уборки тем, что « руководители районов еще не приступили по-настоящему руководить уборкой, большую часть времени сидят в районных центрах и мало находятся в поле ».
Но в полях требовались не руководители, а техника и рабочие руки. В большинстве районов края комбайновый парк имел большие простои из-за технической неисправности комбайнов, отсутствия запчастей к ним, ухода кадров в армию. Поэтому  хлеб косили вручную или на волах, помимо этого при МТС  женщины учатся трактористками, на каждый трактор прикреплено по одной женщине, которые работают и без отрыва от производства. Кроме того, в каждом колхозе района было выделено для уборки не менее 25 косарей.
Для уборки урожая в станицы летом 1941 года выехали жители городов. В выходные дни колхозы принимали целые коллективы предприятий и учреждений. А всего в первую военную страду на полях края вместе с колхозниками работали свыше 120 000 учащихся.
В колхозах районов действовали молотилки, паромолотилки. Обмолот проводился в основном ночью силами рабочих и служащих районных учреждений, так как колхозников для обслуживания молотилок не хватало. А в поле рабочее время участников страды было регламентировано так: с 3 часов утра до 12 часов ночи – работа, с 12 до 3 часов – отдых.
В результате самоотверженного труда кубанцев на 20 июля 1941 года по краю было  убрано колосовых 76,4% – в два раза больше, чем на это же число в 1940 году. Во всех станицах была организована охрана урожая. На ночь по направлениям дорог выставлялись посты.
    3 июля. В 6 часов 30 минут утра председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин выступил по радио с речью, в которой изложил содержание директивы СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 года.  В тот же день бюро Краснодарского крайисполкома ВКП (б) приняло постановление о немедленной перестройке работы всех партийных, советских, комсомольских организаций, предприятий, колхозов и учреждений на военный лад и проведение  в крае записи добровольцев в народное ополчение.
В городах и станицах края прошли митинги и партактивы, посвященные выступлению И.В. Сталина. После выступления И.В. Сталина рабочие и служащие стали вносить  в фонд обороны страны свой однодневный и двухдневный заработок, колхозы отчисляли от пяти до тридцати трудодней от каждого трудоспособного колхозника. На 18 июля 1941 года в государственные банки края поступило от жителей Кубани более 1 миллиона 111 тысяч рублей обороны страны.
6 июля.  Президиум  Верховного Совета СССР принял Указ «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». Его применение началось незамедлительно. Только за вторую половину июля 1941 года по Краснодарскому краю военным трибуналом за распространение ложных слухов было осуждено  к лишению свободы 18 человек. За тот же период за контрреволюционную агитацию было осуждено 49 человек, из них 14 – к расстрелу, семнадцать – к 10 годам лишения свободы.
Кавказ фашистское руководство собиралось  сделать одним из четырех (на территории СССР) государственных образований и разделить его на шесть генеральных комиссариатов в число которых входила Кубань.
К концу июля германские войска продвинулись в глубь на территории нашей страны до 800 километров на московском  и до 400 километров на киевском направлениях. В документах датированных 15 июля 1941 года, предусматривалось, что «основная часть пехотных соединений должна вначале августа после достижения Крым-Москва-Ленинград приступить к обратному маршу». Гитлер считал войну выигранной. Еще 4 июля он заявил: «Я все время стараюсь поставить себя в положение противника. Практически он войну уже проиграл. Хорошо, что мы разгромили танковые и военно-воздушные силы русских в самом начале. Русские не смогут их больше восстановить».
        6 июля. Военный Совет Северо-Кавказского военного округа направил директиву Краснодарскому крайкому ВКП(б) о создании в крае народного ополчения для усиления частей Красной Армии, обороняющих территорию Северного Кавказа от возможного вторжения противника.
18 июля.  Утверждены  планы по краю по организации во всех колхозах, совхозах и учреждениях фонда «Лошадь Красной Армии» в количестве
17 800 голов лошадей, в том числе верховых – 11 545 голов. Все хозяйства, имеющие лошадей, отобранных для фонда, в количестве более пяти голов, были обязаны создать «военизированные конюшни» и организовать индивидуальное кормление лошадей и тщательный уход за ними.
Использование этих лошадей на тяжелых работах и при выполнении трудовой  гужевой повинности запрещалось.
19 июля. Состоялось решение Краснодарского крайкома ВКП (б) и крайисполкома об организации кавалерийских казачьих сотен.
16 июля  в районы ушли соответствующие телеграммы, и в считанные дни казачьи сотни были сформированы.
В дополнение к решению от 19 июля крайком и крайисполком 29 июля 1941 года разослали в районы края директиву, в которой разъяснялось, что - в кавалерийские казачьи сотни могут зачисляться колхозники без ограничения возраста, но умеющие управлять конем и владеть огнестрельным и холодным оружием; конское снаряжение сотни должно организовываться за счет колхозов и совхозов, а обмундирование - за счет средств каждого бойца.
Так начиналась история казачьих кавалерийских частей, с января 1942 года переведенных в кадровой состав Красной Армии. С первых же дней боев они станут гордостью Кубани и за годы войны покроют себя неувядаемой славой.
с 19 по 25 июля. На Кубань прибыло 37 165 человек эвакуированного населения ( в основном, с территории Украины). Первая волна беженцев прибывала водным путем, через Новороссийск, и по железной дороге, через Ростов. Они были размещены в 32 районах края. На Кубани должны были безотлагательно решать проблемы жилья, быта, трудоустройства и помощи для десятков тысяч людей, обездоленных войной.
А спустя год, летом 1942 – го, точно так же тысячи кубанцев, вынужденных покинуть край, будут приняты жителями республик Северного Кавказа и Закавказья, областей Урала и Сибири.
21 июля. Совершен первый налет фашистской авиации на столицу СССР – Москву. Налет продолжался пять часов.
В эти дни на Кубани проходили проверки состояния МПВО в городах, противопожарной безопасности и режима охраны на предприятиях и в организациях. Так, население в среднем по краю было обеспечено противогазами – в пределах 2-5 %. Работы по приспособлению подвалов под  убежища и оборудованию подвалов под убежища и оборудованию щелей производились медленно. Имеющиеся в городах убежища не были оборудованы фильтро-вентиляционными установками, заявки на них только отослали в Москву.
На многих предприятиях и в общественных местах нарушался режим светомаскировки.
     22 июля. Направлено директивное письмо штаба оперативной группы Управления НКВД края всем секретарям горкомов и райкомов ВКП (б).
В нем содержались требования немедленно пересмотреть состав батальонов, выделив людей, имеющих военную подготовку; вести борьбу с расхлябанностью и недисциплинированностью; четко организовать учебу бойцов и запретить использование их в часы занятий по делам, не связанных  с батальоном.
23 июля. Приказом народного комиссара Военно-Морского Флота для укрепления обороны Азовского побережья началось формирование Азовской военной флотилии (командующий капитан 1-го ранга А.П. Александров) с главной базой в Мариуполе. Флотилия входила в состав Черноморского флота. Ее корабли базировались и в кубанских портах – Ейске, Ахтарях, Темрюке.Впоследствии Азовская военная флотилия сыграла важную роль в военных событиях на Кубани.
5 августа. Сочинские госпитали приняли первых раненых. "Весь город вышел тогда на привокзальную площадь и улицу Горького. Мимо толпившихся в молчании сочинцев в тишине медленно шли санитарные машины с ранеными. Потрясенные увиденным, заплаканные женщины протягивали бойцам свои немудреные подарки, цветы, что-то говорили, о чем-то спрашивали. Ведь до этого еще никто не прибывал "оттуда". "Все пока что уходили "туда". А эти были первые, кто уже встретился с войной, о которой сочинцы только слышали", - так описан этот день в краевой Книге Памяти.
В это же время первые партии раненых принимал и Туапсе. Для кубанцев прибытие раненых стало первой черной вестью, первым увиденным своими глазами страшным итогом войны, пока еще далекой от края.
6 августа. Одобрена инициатива рабочих тихорецких заводов о постройке бронепоезда в фонд обороны страны. Первым из корпусов тихорецкого завода "Красный молот" вышел бронепоезд "Железнодорожник", построенный на средства коллектива работников Тихорецкого узла. А всего к 1 февраля 1942 года из ворот тихорецких заводов вышло шесть бронепоездов тяжелого типа. Коллектив железнодорожников Новороссийского узла дал фронту бронепоезд "За Родину", железнодорожники Тимашевского узла - бронепоезд "Смерть немецким оккупантам».
с 16 августа. Истребительные батальоны во всем крае перешли на казарменное положение ежедневно на время с 20 часов вечера до 6 утра.
Всего в составе опергруппы УНКВД края имелось 86 истребительных батальонов, дислоцируемых по важнейшим железнодорожным пунктам, с общим количеством бойцов 14 тысяч человек. На их вооружении находилось 11 885 винтовок и 92 пулемета. Некомплект оружия составлял 10-20 %. За батальонами было закреплено 258 грузовых и 28 легковых автомашин, 299 велосипедов, 583 пароконных повозок, 46 линеек и 765 верховых лошадей.
Служба батальонов заключалась в охране особо важных объек­тов в ночное время, выставлении наблюдения за воздухом и засло­нов на дорогах. Поскольку батальоны были расположены в райцен­трах, в охране дорог и объектов в других населенных пунктах им помогали группы содействия (общей численностью более 25 тысяч человек), имеющие на вооружении 9 480 дробовых ружей и 70 вин­товок.
21 августа. Гитлером подписана директива по вопросу о продолжении операций на Востоке. Впоследствии некоторые генералы вермахта назовут это «роковым решением», приведшим к срыву плану «молниеносной» войны. выполнение этой директивы потребовало переноса усилий германских вооруженных сил с московского стратегического направления на украинско-кавказское.
«Как можно быстрее выйти в районы, откуда Россия получает нефть» ,-эта установка отражала не только экономические, но и политические цели фашистского руководства, намеревавшегося через Кавказ воздействовать на Иран.
        к 25 августа. Кубань сдала государству 1 004 290 тонн зерна, или 60,4 % к плану, в том числе колхозы сдали 855 744 (63,8 %) тонны и совхозы 147 651 тонну (46 % плана). Уборка зерновых колосовых культур закончилась, в основном, еще в первой декаде августа, но ход заготовок сельхозпродукции был признан совер­шенно неудовлетворительным. Решением бюро крайкома ВКП(6) директор зернотреста был снят с работы с объявлением выговора. Райкомам партии поручалось «организовать помощь совхозам в уборке урожая силами колхозов» и провести проверки наличия зерна.
В августе. В городах и районах края сложилось тяжелое поло­жение в торговле хлебом. Выделяемые крайисполкомом фонды муки для хлебопечения не обеспечивали потребностей населения. В районах края уже было принято и размещено около 40 тысяч эвакуированных. «Ежедневно, части населения, не достается хлеба». Отовсюду  приходили письма, которые заканчивались одной просьбой – увеличить фонды муки.
25 августа . Принято решение крайисполкома о введении карточек на хлеб, сахар и кондитерские изделия в городах и рабочих поселках края. Учет населения для выдачи карточек проводился по двум ка­тегориям: к первой относились рабочие, инженерно-технические ра­ботники, служащие (и их иждивенцы) оборонных и других веду­щих отраслей промышленности, железнодорожного и морского транс­порта; ко второй - работники прочих отраслей промышленности и народного хозяйства и остальное городское население.
Отпуск хлеба был дифференцирован по категориям и группам работников: для первой категории - от 400 (детям и иждивенцам) до 800 грамм в день, для второй категории - от 400 до 600 грамм. В недельный срок в городах, переведенных на карточную систе­му, были созданы бюро продовольственных карточек, отпечатаны и розданы населению необходимые документы. 1 сентября началась продажа хлеба по карточкам. Вместе с тем введение карточек создало новую проблему – права на гарантированный хлеб лишались сельские жители.
26 августа. Для приемки эвакуированного скота из прифрон­товых областей в крае создана специальная комиссия во главе с заместителем председателя крайисполкома
Я.К. Команевым. Ему по­ручалось немедленно установить маршруты для прогона скота и районы его размещения, командировать в пункты прогона работников из земельных и других органов, разработать меры по обеспечению скота кормами и нормальной зимовкой.
В это время. Советские войска на всем протяжении, за исклю­чением районов Киева и Одессы, оставили правобережную Украи­ну. Создалась угроза нанесения противником удара на юг и прижа­тия к Черному и Азовскому морям войск Южного фронта.
На Кубань устремился массовый поток эвакуированных из Кры­ма. К 10 сентября в крае по 59 районам было размещено 205 тысяч эвакуированных из разных областей, в том числе 6 627 детей из детских домов. По вопросу о создании условий для эвакуирован­ных детей было принято специальное постановление бюро крайко­ма ВКП(б). Оно обязывало крайисполком к 15 сентября выделить помещения для прибывших детдомов и «приспособить их для жиз­ни в зимних условиях».
Проблемами взрослого контингента эвакуированных занимал­ся переселенческий отдел крайисполкома. Как отмечалось в справке этого отдела, многие эвакуированные категорически отказывались работать в районах края и настойчиво требовали отправить их в глубокий тыл. «Наибольшие трудности создает то обстоятельство, что эвакуированные непрерывно выезжают из указанных им райо­нов, всякими путями едут в переселенческий отдел крайисполкома и осаждают его настойчивыми требованиями об отправке их в дру­гие края и области», - говорилось в документе.
1 600 таких граждан, выехавших из районов, сосредоточились на станции Краснодар и 11 сентября специальным эшелоном были отправлены в Алма-Ату.
Крайисполком, рассмотрев ситуацию, признал неправильной практику выдачи разрешений эвакуированным на выезд за преде­лы края переселенческим отделом и предложил эти обязанности «возложить на военных комендантов городов, оставив за переселен­ческим отделом крайисполкома лишь право перемещения эвакуиро­ванных внутри края».
Одновременно был поставлен вопрос об обес­печении эвакуированных предметами первой необходимости - хлебом, одеждой, обувью, зимними вещами, выделении особо нужда­ющимся материальной помощи. Двухпроцентные колхозные фонды, созданные для этой цели, фонды колхозных касс взаимопомощи и присланные из края денежные ассигнования во многих районах за август месяц были полностью израсходованы, а эвакуированное население продолжало прибывать.
       1 сентября. Лозунг «Все для фронта!», определивший основное содержание мобилизационных народнохозяйственных планов, по которым стала жить страна с 30 июня 1941 года, воплощался в жизнь.
6 сентября. В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 5 сентября 1941 года началась организованная работа но сбору теплых вещей и белья для Красной Армии. Создана краевая комис­сия по сбору теплых вещей под председательством секретаря по пропаганде крайкома ВКП(б) И.И. Поздняка.
Уже к концу сентября по краю было собрано 5000 полушубков, 1 788 шинелей, свыше
четырехсот меховых жилетов, более 16 тысяч ватных курток, свыше 9 тысяч валенок, большое количество перчаток, рукавиц, носков, белья, одеял и других вещей. Но в отдель­ных районах к этой работе поначалу отнеслись как к второстепен­ной, сбор теплых вещей проводился не активно, на приемные пунк­ты порой, как отмечалось в информации крайкома партии в ЦК ВКП(б), «сдавали не то, что необходимо, а то, что считали лишним у себя дома». Крайком ВКП(б) принял строгие меры к руководите­лям, не понявшим большое патриотическое и политическое значе­ние этой работы (так, первый секретарь Тбилисского райкома партии был освобожден от должности «за самоустранение от работы по сбору теплых вещей в районе для Красной Армии»), и предупредил о недопустимости превращения «дела государственной важности в пожертвования».Особо обращалось внимание на то обстоятельство, чтобы руководители всех рангов были первыми в почине и слу­жили примером для граждан.
В целом жители Кубани с огромным патриотическим подъе­мом отнеслись к делу помощи Красной Армии. Колхозницы сели за прялки, во многих сельхозартелях была организована выделка овчин. В городах и районах создавались инициативные группы жен­щин, которые из поступавших на приемочные пункты материалов шили теплые вещи, вязали носки и перчатки. Домохозяйки, сдавая теплую одежду, заботливо укладывали в карманы кисеты с махор­кой, носовые платки, записки для бойцов с пожеланиями возвра­щаться домой победителями.
«Пожилая женщина, Лагутенкова Л.И., - сообщалось в одном из документов этого периода, - сдала на пункт новую меховую шап­ку, новую ватную стеганку, новые шерстяные носки, такие же перчат­ки, гимнастерку и заявила: «У меня нет детей, всю свою любовь материнскую я отдам сынам Родины». Это было 17 сентября, а через несколько дней она вновь пришла на приемочный пункт и принесла шерстяное одеяло, простыню, две наволочки, белье и валенки с га­лошами и сказала члену комиссии: «Может, еще что надо, лучше бы вы прислали нам бойца, мы бы приобрели, что надо для него. С мужем мы решили сдать полное зимнее обмундирование для одно­го красноармейца».
Сбор теплых вещей для Красной Армии стал не просто вре­менной кампанией, он продолжался все годы войны, и тысячи бой­цов воевали с врагом, невзирая на снег и холод, в кубанских вален­ках и полушубках. Это был еще один коллективный удар по врагу, достигший цели уже зимой 1941 года. Как известно из немецких источников, 20 декабря 1941 года, на 182-й день войны, Гитлер при­казал изъять из употребления в своих войсках выражение «русская зима», назвав его «психологически опасным»...
6 сентября. Главнокомандующий Юго-Западного направления, Маршал Советского Союза С.М. Буденный через Военный совет СКВО обратился к партийным и советским организациям всего Северного Кавказа с требованием обеспечить конницу Красной Ар­мии седлами - не менее 400 тысяч седел, или 3 тысячи седел в день. Краснодарскому краю была поставлена задача дать в сентябре для конных частей 20 тысяч седел, а до конца 1941 года - 70 тысяч. В связи с этим крайком ВКП(б) и крайисполком направили в районы края разнарядку на срочное изготовление седел. Предпола­галось использовать для этого всю местную промышленность, кол­хозные и совхозные мастерские и даже стариков — специалистов по конскому снаряжению. Седла изготавливались «разных образ­цов - драгунские, казачьи и кавказские».
12 сентября. Объявлен набор добровольцев-комсомольцев в возрасте от 18 до 26 лет в воздушно-десантные войска Красной Ар­мии. В указанный срок - до 25 сентября - комсомольские органи­зации края отобрали в военно-воздушные десантные части РККА 1 414 человек (по плану требовалось 1200).
15 сентября. Началось наступление гитлеровцев на Крым. В это же время порты Тамань  и Темрюк стали подвергаться жесточайшей авиационной бомбежке. Усилились налеты на Новороссийск. На 15 сентября в Краснодарском крае развернуто 86 госпиталей, в том числе 45 – в Сочи, восемь – в Краснодаре, семь – в Армавире, три - в г. Ейске, всего более чем на 31 000 тысячу мест.
18 сентября. Из Краснодара в Актюбинск отправлена первая партия архивных документов краевого государственного архива. Не случайно эвакуация народно – хозяйственного имущества началась на Кубани именно с архивов, едва ли не первыми отправленных в глубокий тыл, - их утрата была бы невосполнимой. Документы, которые архивисты не успеют вывезти к лету 1942 года, погибнут в пожарах войны безвозвратно.
         23 сентября. По предложению командования Южного фронта крайком ВКП(б) и крайисполком постановили немедленно при­ступить к подготовке автогужевых дорог оборонного значения к уси­ленной эксплуатации в условиях осенней и весенней распутицы. Такими дорогами являлись: Краснодар - Тимашевская Староминская -  Кущевская - Ростов протяженностью 234 км и Краснодар - Славянская - Варениковская - Джигинская - Тамань протя­женностью 206 км.
Для осуществления дорожных работ было решено привлечь в порядке бесплатной трудгужповинности население и транспорт рай­онов края. Гравий для дорог намечалось перевозить тремя баржами, с пристани Воронежская до пристани Елизаветинская, и по желез­ной дороге от станицы Абинской до Славянской, а ракушку достав­лять железной дорогой со станции Ейск.
Срок окончания ремонта дорог был установлен не позднее 9 октября 1941 года. Срочность работ диктовалась военной обстановкой в районах, сопредельных с краем.
24 сентября. Состоялся У111 пленума крайкома ВКП(б), который принял постановление о перестройке сельского хозяйства на военный лад. В это время в хозяйствах  Кубани шел осенний сев.
 26 сентября. Принято постановление крайкома ВКП(б) о вы­селении, на основании постановления ГКО от 21 сентября 1941 года, немцев из Краснодарского края. Депортации подлежали все немцы, проживавшие на Кубани, в том числе члены семей военнос­лужащих рядового и начальствующего состава Красной Армии. На общих основаниях выселялись и немцы - члены ВКП(б) и ВЛКСМ.
Подобная акция уже была проведена в отношении немцев По­волжья, Саратовской и Сталинградской областей, в августе 1941 года переселенных на территорию Сибири и Казахстана. Теперь эта же участь ждала 37 тысяч кубанских немцев. Более восьми с полови­ной тысяч немецких семей, от стариков до грудных детей, должны были в десятидневный срок, с 30 сентября по 8 октября, погрузиться в эшелоны под конвоем воинских частей и покинуть Кубань. С Собой разрешалось взять одежду, обувь, деньги и ювелирные ценности, мелкий хозяйственный инвентарь общим весом не более тонны на семью. Дома и оставшаяся хозяйственная обстановка передавалась колхозам.
  К концу сентября. Картотека по учету эвакуированного населения, заведенная в крайисполкоме, включала данные на 150 000 человек. Она быстро пополнялась, так как эвакуированные продолжали поступать в край. Их размещали в 59 районах и г. Краснодаре. По состоянию на 1 октября 1941 года в крае было принято и размещено свыше 218 тысяч человек из Белоруссии, Украины, Молдавии и Крыма. По данным за август, 73 % эвакуированных составляли евреи, спасавшиеся от фашистского геноцида.
27 сентября. В Краснодаре состоялось совещание заведующих отделами горкомов и райкомов ВКП (б).
Еще одной острой темой, обсуждавшейся на совещании, была работа по сбору теплых вещей для Красной Армии. Несмотря на ее очевидные результаты в целом по краю, в отдельных районах планы по сбору вещей не выполнялись. Об этом говорил секретарь крайко­ма ВКП(б) И.И. Поздняк. Его выступление примечательно как яр­кий пример беспощадной требовательности к руководителям, без которой в условиях военного времени вряд ли было возможно вы­живание страны.
Процитируем фрагменты этого выступления.
    «Задача, поставленная Центральным Комитетом партии, говорит, что не должно быть ни одного гражданина, ни одного рабочего, ни одного колхозника, ни одного служащего, ни одного семейства, которые не участвовали бы в сборе теплых вещей для Красной Армии, не участвовали в организации пошивки теплых вещей. А тетерь посмот рим, что же сделали такие районы, как Архангельский, Староминской и другие? Они собрали столько, сколько дал один честный патриот, и это в результате двухнедельной работы! Это омерзительно. И после того, как ЦК партии дал убийственную оценку работы по сбору теп­лых вещей, когда телеграммой за подписью т. Селезнева была эта работа, расценена, как позорный провал, и после этого в названных мною районах ничего не сделано. Вывод один - что некоторые руководите­ли этих районов не могут быть в партии, не место им в партии, потому что это в лучшем случае шляпы, а не руководители. Тут я еще хочу сказать: где же были зав. военными отделами? Или это не ваша святейшая обязанность! Теплое белье, теплые вещи для Красной Ар­мии должны быть отправлены на фронт, и зав. военными отделами ни в коей степени не могут устраниться от участия в этой работе. Большинство же зав. военными отделами в названных мною районах не вникли в эту работу, и поэтому наравне с руководителями подхо­дят под такую же классификацию. Если вы говорите о перестройке работы на военный лад и так работаете, - это возмутительно!
У нас находятся отдельные районы, которые заявляют: как мы  сделаем валенки, на Кубани в валенках не ходят и полушубков не носят. - Чепуха! Даже в Анапском районе, где, как говорят, ходят  только в трусиках, и то, когда руководители района серьезно взялись за работу, то уже собрали 400 полушубков, а в Крыловском, Ильинс­ком, Староминском и т. д. районах, где всегда ходят в полушубках, до сих пор имеют 1-2 полушубка. Спрашивается, как можно после этого  разговаривать с этими людьми!»
Совещание, проведенное 27 сентября, было первым с начала войны краевым мероприятием такого масштаба.
С 1 октября. На основании постановления ГКО в стране введено всеобщее обязательное обучение военному делу граждан СССР мужского пола в возрасте от 16 до 50 лет – « в целях подготовки для Красной Армии обученных резервов».
3 октября. Военный совет СКВО направил крайкому ВКП(б) и крайисполкому директивное письмо о мероприятиях в связи с укреплением обороны Таманского полуострова.
Строительство обороны Таманского полуострова стало нача­лом грандиозной трудовой эпопеи, захватившей в 1941 - 1943 годах практически каждого (и это не будет преувеличением!) трудоспо­собного жителя нашего края. Оборонительные работы - эти слова войдут в трудовую биографию сотен тысяч кубанцев, строивших во­енные дороги, огневые точки, противотанковые рвы, чтобы помочь армии задержать врага.
15 октября. Секретарь крайкома ВКП(б) П. И. Селезнев направил в ЦК партии на имя И.В. Сталина письмо с просьбой разрешить сформировать за счет средств колхозов края (кроме вооружения) три казачьих кавалерийских дивизии "в порядке добровольности из числа казаков и адыгейцев без ограничения возраста по принципу сотню из района" и обмундировать их личный состав в кубанскую казачью форму.
Разрешение поступило оперативно. Боевая доблесть казаков-кубанцев уже получила известность в Красной Армии: в это время под Волоколамском, защищая Москву, героически сражалась 50-я отдельная кавалерийская дивизия, укомплектованная кубанцами в первые дни войны. В Смоленской оборонительной операции эта дивизия прославилась действиями в глубоком тылу врага в составе конной казачьей группы генерал-майора Л.М. Доватора.
За стойкость, мужество и отвагу дивизии 26 ноября 1941 г. будет присвоено гвардейское звание, и она станет именоваться 3-й гвардейский кавалерийской дивизией.
Казачьи воинские традиции достойно продолжат добровольцы кавалерийских дивизий,
созданных в крае в октябре 1941 года. Решение бюро крайкома ВКП (б) по этому вопросу
состоялось уже 22 октября. Тогда же была утверждена дислокация дивизий, полков и эскадронов.
24 октября. В крае, на основании постановления ГКО от 22 октября 1941 года и постановления бюро Краснодарского краевого комитета ВКП(б) от 24 октября 1941 года "в интересах сосредоточения всей гражданской и военной власти и установления строжайшего порядка" созданы городские комитеты обороны в Краснодаре, Новороссийске, Туапсе, Тихорецке, Армавире, Майкопе. Деятельность каждого из них распространялась на прилегающие районы. Комитеты обороны были связаны с военным командованием, руководили мобилизацией населения и материальных ресурсов в интересах обороны, занимались вопросами МПВО и т. д. Их решения являлись обязательными для всех граждан, находящихся в данном городе (районе), государственных, партийных и общественных организаций.
5 ноября. За десять дней до начала «генерального» наступле­ния гитлеровцев на Москву немецко-фашистские войска группы армий «Юг» силами 1-й танковой армии генерала Клейста, нано­сившей главный удар, и частями 17-й армии (вспомогательный удар на Ворошиловоградском направлении) развернули наступление на юге страны с целью захватить Ростов-на-Дону и открыть пути на Кавказ.
Им противостояли изнуренные в длительных оборонительных боях войска Южного фронта (12, 18-я и 9-я армии), имевшие неком­плект дивизий, мало артиллерии и особенно мало танков и самоле­тов; а также находившаяся в районе Ростова 56-я отдельная армия и части 37-й армии, формирование которой осуществлялось в эти дни.
Ростовская оборонительная операцияпродолжалась 12 суток, с 5 по 16 ноября. Первоначальный замысел противника - совер­шить глубокий охват Ростова с северо-востока через Шахты и Но­вочеркасск, чтобы избежать штурма укреплений на подступах к го­роду, - не удался.
Гитлеровцы встретили ожесточенное сопротивление. В этих сра­жениях получила боевое крещение и 347-я стрелковая дивизия, в составе которой было много добровольцев непризывного возраста из Анапы, Краснодара, Майкопа, Туапсе, сельских районов Кубани.
К 11 ноября немецко-фашистские войска, вклинившись в обо­рону 9-й армии на 30 километров и понеся большие потери, наступ­ление приостановили. Фашистское командование поставило новую задачу - овладеть Ростовом прямым ударом с севера.
В это время в Ставке ВГК рассматривались предложения ко­мандования Юго-Западного направления о проведении наступатель­ной операции советских войск с целью разгрома 1-й танковой ар­мии противника под Ростовом.
9 ноября план операции был одоб­рен, однако Ставка предупредила, что выделить для нее дополни­тельные войска не сможет, и ударную группировку предстоит со­здать за счет внутренних ресурсов Южного фронта (командующий генерал-полковник Я.Т. Черевиченко).В короткий срок силы совет­ских войск, действовавших между рекой Северский Донец и Таган­рогским заливом, удалось увеличить примерно в два раза. К 15 но­ября в районе севернее города Шахты была выдвинута на фронт новая, 37-я армия. Приморский фланг Южного фронта прикрывала Азовская военная флотилия.
Обе стороны, производя перегруппировки своих войск, усилен­но готовились к наступлению.
Развитие событий под Ростовом в ноябре 1941 года оказало самое непосредственное влияние на ситуацию в Краснодарском крае.
5 ноября. Издан приказ № 09 по 56-й отдельной армии, в кото­ром констатировалось, что сроки мобилизации населения для стро­ительства оборонительных рубежей по реке Дон, установленные при­казом № 08 от 24 октября 1941 года, не выполнены: из Ростовской области прибыло на работы вместо 100 000 около 38 000 человек, из Краснодарского края вместо 50 000 - 5 000 человек, а Сталинградс­кая область людей на рубеж не выставила вообще. Приказ предпи­сывал форсировать мобилизацию и обеспечить прибытие мобилизованных на рубеж к 8 ноября, а также, в связи с особой срочностью работ на Донском рубеже, объявлял дополнительную мобилизацию к 10 ноября (по Краснодарскому краю – 50 000 человек). Недостающее количество мужского населения допускалось заменить трудоспособными женщинами.
Мобилизованные должны были иметь при себе лопату, котелок, ложку, две пары нательного белья и теплую зимнюю одежду.
Приказ № 030 по 56-й отдельной армии был получен в Крас­нодарском крайкоме ВКП(б) 11 ноября 1941 года « в 4 часа вечера» (как отмечено на документе). 12 ноября было принято секретное постановление бюро крайкома ВКП(б) (с грифом «особая папка») «О дополнительной мобилизации населения на оборонные рубе­жи».
Оно предусматривало мобилизацию 26 тысяч человек из райо­нов: Лиманского, Брюховецкого, Ленинградского, Каневского, Штейнгартовского, Староминского, Сталинского, Крыловского, Павловс­кого, Новоминского, Щербиновского, Ейского и г. Ейска, Камышеватского, Роговского, Приморско-Ахтарского и Кагановичского, а также отправку из этих районов на Донской рубеж 2 050 парокон­ных подвод, 80 тракторов с прицепами, 48 грузовых автомашин.
Первые секретари райкомов ВКП(б) и председатели райис­полкомов были предупреждены «об их персональной ответственно­сти за точное выполнение настоящего постановления о мобилиза­ции населения и транспорта».
В тот же день. Принята директива крайкома ВКП(б) и крае­вого Управления НКВД, которая предписывала руководителям рай­онов в случае занятия территории края противником широко раз­вернуть антифашистскую агитацию и пропаганду среди населения.
Для этого, - говорилось в директиве, - «совместно с начальника­ми ГО и РО НКВД приступите к организации подпольных типогра­фий. Уже теперь подготовьте соответствующие места для их развер­тывания, пишущие машинки, множительные аппараты, печатные стан­ки, запас шрифта, бумаги пишущей и копировальной, бензина, ваты, восковки и других материалов, необходимых для этой цели.
    Для руководства антифашистской агитацией и пропагандой выде­лите проверенных коммунистов.
В целях получения информации о положении в Советском Со­юзе у лиц, выделенных для проведения на территории, временно заня­той противником, агитационной работы, оставьте радиоприемники.
Продумайте методы распространения антифашистских листовок, подобрав для этих целей специальных лиц из числа коммунистов и проверенных беспартийных во всех населенных пунктах районов.
Все печатающие средства - типографские машины, шрифт, мно­жительные аппараты, пишущие машинки, стеклографы и т. д., кото­рые Вами не будут использованы, необходимо вывезти при эвакуа­ции. В том случае, если вывезти поименованные печатные средства не представится возможным, - уничтожьте.
О проводимых Вами мероприятиях в разрезе настоящей директи­вы информируйте крайком ВКП(б) и У НКВД ежедекадно».
       12 ноября. Всем секретарям горкомов и райкомов ВКП(б) и начальникам горрайотделов УНКВД Краснодарского края направ­лена совместная директива за подписью секретаря крайкома ВКП(б) П.И. Селезнева и начальника краевого Управления НКВД К.Г. Тимошенкова о подготовке к уничтожению хранящихся в районных учреждениях всех комплектов местных газет и архивных материалов «на случай возможного временного занятия территории района противником».
12-16 ноября. По решению Ставки войска 51-й армии после продолжительных боев на ак-монайских позициях и под Керчью эвакуированы из Крыма на Таманский полуостров. Переправа войск была возложена на Керченскую военно-морскую базу и Азовскую военную флотилию, в состав которых вошли и корабли расформи­рованной к этому времени Дунайской военной флотилии. Тем не менее, этих сил было мало, и переправа осуществлялась в трудных условиях, под огнем вражеских танков, артиллерии и авиации. С таманского берега гитлеровцев сдерживали отряды и артиллерия прикрытия.
Уже 14 ноября на Таманский полуостров были доставлены 15 тысяч    бойцов личного состава 51-й армии, ее госпитали и меди­ко-санитарные батальоны, а также армейская артиллерия (400 ору­дий), совсем не имевшая снарядов. Здесь, получив боеприпасы, круп­нокалиберные орудия были размещены на косе Чушка и стали вести заградительный огонь по фашистам.
Трое суток транспортные суда, баржи и лодки под прикрыти­ем истребителей и боевых кораблей перевозили войска, боевую тех­нику и имущество.
«Это была адская работа, - вспоминал начальник штаба Азовской военной флотилии капитан 1-го ранга А.В. Свердлов, - Под бомбеж­ками, артиллерийским огнем корабли и суда подходили к причалам, быстро принимали людей, чтобы тотчас отойти в море... Работали все без отдыха - и экипажи кораблей, и летчики нашей неутомимой 9-й эскадрильи, - и так до 16 ноября, пока не был перевезен через пролив последний боец».
Падение Крыма резко осложнило обстановку на Кубани, создало реальную угрозу вторжения противника в пределы края. В этих условиях Ставка приняла решение укрепить за счет резервов оборону Таманского полуострова.
17 ноября. Началось наступление 1-й танковой армии против­ника на Ростов и одновременно — контрнаступление войск Южно­го фронта. Ростовская стратегическая наступательная операция советских войск проводилась в течение 16 суток, с 17 ноября по 2 декабря 1941 года, и стала одной из первых крупных наступатель­ных операций Красной Армии в Великой Отечественной войне.
Она осуществлялась войсками Южного фронта и 56-й отдель­ной армии общей численностью 349 тысяч человек (к началу опе­рации; в ходе ее в состав войск было дополнительно введено пять бригад).
Соотношение сил сторон по личному составу было примерно равным, с полуторным превосходством советских войск в самолетах и при двукратном превосходстве противника в танках (советские войска имели 320 самолетов и 120 танков, противник - 200 самоле­тов и 250 танков).
За боевую доблесть в сражениях за Ростов 325 воинов – кубанцев были награждены орденами и медалями.
В ходе наступательных боев под Ростовом советские войска отбросили противника на 60 - 80 км к западу и освободили терри­торию в более чем 10 тысяч квадратных километров - почти все захваченные врагом районы Ростовской области, кроме района Та­ганрога. Это было первым успешно завершившимся контрнаступле­нием советских войск в Отечественной войне. Оно показало, что са­мые отборные немецко-фашистские части могут быть биты, и спо­собствовало успеху контрнаступления Красной Армии под Моск­вой. Планы прорыва врага на Кавказ были сорваны.
Поражение 1-й танковой армии под Ростовом вызвало боль­шое недовольство Гитлера. По свидетельству Ф. Гальдера, между фюрером и главкомом сухопутных войск «произошел более чем неприятный разговор, в течение которого говорил один фюрер. Он осыпал главкома упреками и бранью и надавал необдуманных при­казов». За оставление Ростова командующий группой армий «Юг» фельдмаршал фон Рундштедт - первым из высшего командного состава вермахта - был освобожден от должности как не справив­шийся со своими обязанностями.
        В эти дни в Краснодарском крае. Началась закладка парти­занских продовольственных баз. «В связи с возникновением угрозы вторжения противника на территорию края, - сообщалось в инфор­мации краевого Управления НКВД, - по решению крайисполкома торговые организации (крайпотребсоюз и горторги) передали РО НКВД товарные фонды, специально предназначенные для снабже­ния партизанских отрядов, подготовленных в районах края. Полу­ченные товары начальниками РО НКВД вместе с комполитсоставом партизанских отрядов были развезены в места укрытий и там закопаны в тайники».
Всего по краю в степных балках, лесах и плавнях было устро­ено свыше 1 000 тщательно замаскированных тайников с продо­вольствием .
17 ноября. На бюро крайкома ВКП(б) рассмотрен вопрос о ходе формирования кубанских казачьих дивизий. Принято решение к 25 ноября свести все казачьи сотни в центры расположения пол­ков для прохождения двухнедельных лагерных сборов.
22 ноября. В районы края направлена срочная директива край­кома ВКП(б) и крайисполкома:
«Предлагаем приступить к эвакуации скота, молодняка лошадей и волов колхозов и совхозов. Свиней, птицу, кроликов, скот, не спо­собный передвигаться, сдавать «Заготскоту» и забивать на месте. Мясо, шпик солить для сдачи в соленом виде государству.
   Разрешается выдавать коров по усмотрению райорганизаций бес­коровным многосемейным семьям красноармейцев. Каждый колхоз перегоняет свой скот отдельно от скота других колхозов. День выхода устанавливается 25 ноября...».
Накануне, 21 ноября (в день занятия немцами Ростова-на-Дону), секретарь крайкома ВКП(6) П. И. Селезнев и председатель крайис­полкома П. Ф. Тюляев телеграфировали в Москву председателю Ко­митета по эвакуации из прифронтовой полосы запасов продоволь­ствия, заместителю председателя СНК СССР А. И. Микояну следу­ющее:
 «Ввиду сложившихся обстоятельств считаем необходимым эваку­ировать скот, тракторы, ценное имущество колхозов и совхозов из северных районов края по реку Кубань, в Орджоникидзевский край (так в 1937-1943 г.г. назывался Ставропольский край) и из районов, прилегающих к Таманскому полуострову и Кубани, в юго-восточные и южные районы своего края. Общее количество скота в эвакуируемых районах (в тысячах голов): крупного рогатого скота - 288, овец - 472, лошадей - 193, свиней - 442. Считаем целе­сообразным [из] эвакуируемого скота забить на месте всех свиней, крупного рогатого скота - 70 тысяч, овец - 100 тысяч голов. Потребу­ется 1 200 вагонов для вывозки мяса. Просим ваших указаний».
По всей видимости, разрешение было получено незамедлитель­но, поскольку уже 22 ноября крайком ВКП(б) принял соответству­ющее постановление.
О том, что такое эвакуация скота, в крае уже знали по примеру соседей: весь октябрь и ноябрь по трассам Темрюкского, Варениковского, Славянского, Крымского и других районов продвигались гурты скота, эвакуированного из Крыма; базы «Заготскот» были затоварены, а мясокомбинаты еще в октябре совершенно отказались от приема скота.
1 ноябрякрайком ВКП(б) и крайисполком приня­ли совместное постановление об устранении недостатков в органи­зации продвижения скота из крымских хозяйств, пресечении его разбазаривания на дорогах. От райкомов ВКП(6) и райисполкомов требовалась всемерная помощь гонщикам: организация по трассам подкормочных пунктов, обеспечение нуждающихся гонщиков скота одеждой, обувью и мылом «за счет любых фондов, имеющихся в районе...».
Теперь такие же мытарства предстояли кубанским колхозни­кам, и уже восточный сосед Кубани, Орджоникидзевский край, при­нимал решение «О перегоне и размещении скота, эвакуированного из Ростовской области и Краснодарского края». Всего в Ставропо­лье планировалось разместить 448 тысяч голов скота из Ростовской области и 500 тысяч - из нашего края.
        25 ноябрябольшинство хозяйств из назначенных к эвакуации районов подняли скот. О том, как это происходило, свидетельствуют телефонограммы и докладные записки райкомов ВКП(б), посту­пившие в крайком в начале декабря 1941 года Староминской район: «Из 21 колхоза в районе 25-26 ноября все колхозы и совхоз подняли скот. Скот 1 декабря проходил станицу Павловскую. О количестве поднятого скота телеграммы будут даны 1-2 декабря. Для организации убоя скота и свиней на месте пред­ставитель Новороссийского мясокомбината прибыл, но ничего не де­лает, т. к. не знает, как это дело организовать. Принимаются меры са­мим райкомом по организации убоя скота и его отправке на мясо­комбинаты».
         7 декабря. Ставка Верховного Главнокомандования утвердила представленный командованием Закавказского фронта план десантной операции на Керченский полуостров, внеся в него поправки, предложенные командованием Черноморского флота. Плацдармом для подготовки Керченско-Феодосийской десантной операции стала Кубань. Здесь, в Краснодаре, располагалась оперативная группа Закавказского фронта. Оперативная группа штаба Черноморского флота во главе с начальником штаба контр-адмиралом И.Д. Елисеевым и членом Военного Совета дивизионным комиссаром И.И. Азаровым дислоцировалась в Новороссийске. Там же находились командующий 44-й армией генерал-майор А.Н. Первушин со своим штабом и командир высадки Феодосийской группы капитан 1 ранга Н.Е. Басистый.
Командные пункты 51-й армии и Азовской флотилии размещались в Темрюке, Керченской военно-морской базы, 302-й и 390-й стрелковой дивизии - в Тамани.
Для детальной разработки плана операции на Кубань приезжали командующий Черноморским флотом вице-адмирал Ф.С. Октябрьский и заместитель командующего Закавказским фронтом генерал-лейтенант В.Н. Львов.
В течение двух с лишним недель в нашем крае осуществлялась подготовка операции, которая станет самой крупной из более чем ста морских десантных операций, совершенных советскими вооруженными силами в годы Отечественной войны.
       25 декабря 1941 г. - 2 января 1942 г. - Керченско-Феодосийская десантная операция - первая десантная операция Красной Армии в Великой Отечественной войне, проведенная силами трех видов войск: сухопутных, военно-морских и военно-воздушных - вошла в историю войны как самый крупный десант по количеству участвовавших в нем сил и средств (82 500 человек). Она являлась составной частью общего контрнаступления Красной Армии в зимней кампании 1941/42 года.
А в истории это событие стало первой боевой страницей, первым военным эпизодом Отечественной войны, в подготовке и осуществлении которого непосредственно участвовал наш край. Всего в Феодосию было доставлено из кубанских портов 23 тысячи бойцов и командиров, 133 орудия и миномета, 34 танка, 334 автомашины и транспорта, 1550 лошадей, около 1 тысячи тонн боеприпасов и других грузов.
В этой операции, продолжавшейся 9 суток, потери советских войск составили 41 935 человек. Каждый второй - третий десантник отдал свою жизнь за захват Керченского плацдарма.
В военной истории Керченско-Феодосийская десантная операция отнесена к разряду стратегических: она определяла дальнейшее развитие военных действий на южном крыле советско-германского фронта.
Советские войска освободили Керченский полуостров, овладели морскими портами Керчь и Феодосия, что позволило в последующем развернуть здесь войска Крымского фронта. Освобождением от фашистских войск Керченского полуострова была предотвращена возможность их вторжения на Кавказ через Таманский полуостров. Враг был отогнан от берегов Кубани.
          5 декабря 1941 г. – 20 апреля 1942 г. Битва под Москвой включает два периода: оборонительный (30 сентября – 5 декабря 1941 г.) и наступательный. В первом из них Красная Армия провела Московскую стратегическую оборонительную операцию и во втором – две стратегические наступательные операции: Московскую (5 декабря 1941 г. – 7 января 1942 г.) и Ржевско-Вяземскую (8 января – 20 апреля 1942 г.). Вне рамок последней была проведена Болховская фронтовая наступательная операция Брянского фронта (8 января-20 апреля 1942 г.).
К осени 1941 года врагу удалось блокировать Ленинград с суши, полностью оккупировать Украину, прорваться к Ростову-на-Дону и выйти на подступы к Москве. Над столицей Советского государства нависла угроза захвата войсками гитлеровских захватчиков. В жестоких оборонительных боях в Подмосковье и под Тулой в октябре-ноябре 1941 года немецко-фашистские войска были обескровлены и утратили свой наступательный порыв. Битва под Москвой стала первым крупным поражением гитлеровских войск. Этот успех обеспечил паузу в ведении боевых действий, потерю немцами стратегической инициативы. Можно только представить, какие героические усилия потребовалось приложить советскому народу и его армии, чтобы выправить положение на фронтах, остановить противника на главном направлении, а затем перейти в контрнаступление.
Из разработок научного сотрудника Староминского районного музея Э.А. Широкобородова:
«Староминчанин  Петр Дмитриевич Назаренко был призван в армию еще до войны. Имел солидную военную подготовку, которую проводили с допризывниками инструкторы Осовиахима, имел все полагающиеся по этому случаю оборонные значки: Ворошиловский стрелок, ПВХО и ГСО. Войну встретил в местечке Жолудок Гродненской области, куда в мае 1941 года был передислоцирован, поближе к западной границе, 165-й отдельный   зенитный   артиллерийский   дивизион,  где  он  служил радиотелеграфистом.
Первое  свое  боевое  крещение  Петр  Дмитриевич получил под городом  Лида,  где  165-й  отдельный зенитный дивизион лоб в лоб  столкнулся  с  немецкими  танковыми  и механизированными частями. Вскоре  дивизион вышел из состава 143-й стрелковой дивизии, и его передали  войскам  ПВО Западного фронта. Однако задачи зенитчиков от этого не переменились.
И  было  сражение  под Могилевом, где нашим войскам почти на  три  недели  удалось  задержать продвижение немцев на Смоленск. И было  сражение  под  Смоленском,  где  враг был остановлен уже на целых  три  месяца,  что  полностью  сорвало  планы гитлеровского  командования  на  блицкриг  -  планы  "молниеносной  войны". Еще гремели   бои  под  Смоленском,  а  дивизион,  в  котором  служил  Назаренко,   был  снят  с  рубежа  и  направлен  под  Вязьму  для воздушного   прикрытия   от   немецких  стервятников,  рвущихся к столице. Некоторое время Москва оставалась полностью недосягаемой  для  немецких бомбардировщиков.  Во  многом - благодаря войскам ПВО.
В  битве  под  Москвой отличились многие наши земляки, в том числе  староминчанин  Никита  Петрович  Корж.  Первая гвардейская  Краснознаменная  Московская дивизия, в составе которой он служил,  вела кровопролитные бои в районе Наро-Фоминска. Здесь погибли два  его  друга  - староминчане Петр Фоменко и Александр Костенко, а Никита  Петрович  получил  пулевое  ранение  правой ноги и восемь осколочных  ранений  в  левую  ногу.  Домой вернулся инвалидом на  костылях  и  с  медалью  "За  отвагу"  на груди. Более сорока лет  проработал в колхозе "Большевик" в должности химика-фумизатора.
 Храбро  сражались,  защищая  Москву, староминчане – связист В.Ф.Волков,   артиллерист   Д.А.Дорошенко,   танкист  И.Т.Князев, пехотинец   И.М.Таран,   политработник   Г.Я.Терещенко, И.А. Гавриш  и  многие  другие.  Первыми  их  боевыми  наградами стали медали "За оборону  Москвы". 68 староминчан было награждено этими медалями. И когда в  честь   850-летнего   юбилея   Москвы   была  учреждена  памятная юбилейная  медаль  и  было  принято решение о награждении ею всех оставшихся  в 


Назад  Наверх

/ Баннеры 70 лет Победы : Интернет-выставка к 70- летию Победы Великой Отече... : Хроника событий на Кубани в годы ВОВ 1941-1945
  
Пользователь
Баннеры
 ▲ 
 
torgi.gov.ru - официальный сайт Российской Федерации для размещения информации о проведении торгов
Образование
Зал национальной трудовой славы
кубанский молодёжный портал
 ▼