У Вас устаревшая версия браузера. Скачайте современный Firefox, Chrome, Opera или Яндекс браузер для комфортного просмотра!
АДМИНИСТРАЦИЯ
МУНИЦИПАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
СТАРОМИНСКИЙ РАЙОН

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
Обычная версия
Белый фон Чёрный фон Голубой фон
Кернинг:  Ая  А.я  А..я
Изображения вкл/выкл
Версия для слабовидящих
А+ - увеличить шрифт
А - нормальный шрифт
А- - уменьшить шрифт
Мобильные приложения Investkuban
       
Сейчас на сайте
Гостей: 3
Пользователей: 0
Роботов: 22
Всего пользователей: 73
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика
Народное образование

Народное образование на Кубани в досоветский период: современная историография вопроса

 

С.А. Трёхбратова,
кандидат исторических наук,
проректор по научной работе
Института экономики и управления
Кубанского медицинского университета

 

В настоящее время наблюдается усиление исследовательского внимания к истории народного образования на Северном Кавказе в целом и на Кубани в частности. В данной статье мы проанализируем работы, вышедшие за последнее пятнадцатилетие, характеризующееся поиском новых методологических подходов и тем для изучения. Автор статьи (в своё время – 1996 г.) защитила диссертацию, в которой комплексно исследовала историю развития народного образования на Кубани в досоветский период, представила историографию вопроса [1]. Однако после этого появилось много интересных работ, дополняющих и детально раскрывающих проблему.

Тема личного вклада отдельных исторических деятелей в становление народного образования на Кубани по-прежнему актуальна. Биография первого кубанского просветителя К.В. Россинского неоднократно освещалась в публикациях кубанских исследователей (Н.В. Лебедевой-Подосинниковой, Е.П. Горбенко) [2], диссертации М.Ю. Побориной [3].

Деятельности В.Е. Толмачёва и последователя К.Д. Ушинского на Кубани, директора Кубанской учительской семинарии Д.Д. Семенова, касаются в своих статьях Б.А. Трёхбратов [4] и Н.В. Подосинникова [5]. Последняя исследовательница интересовалась также историей народного образования на Кубани во второй половине XIX – начале XX вв. с точки зрения педагогики, изучая его с целью не только обогащения познавательного арсенала современной науки об обучении и воспитании, но и «использования в реальном учебно-воспитательном процессе» [6].

Интересные данные о кубанцах – студентах-выпускниках Московского университета, почерпнутые из фондов этого учебного заведения, содержатся в статье Л.В. Карнаушенко [7]: приводятся сведения общего количества кубанцев, обучающихся в этом престижном вузе страны, места их делегирования, факультеты, оконченные студентами с берегов Кубани и т.п.

Тема народного образования затрагивается также в обобщающих трудах и учебных пособиях по истории Кубани [8].

Специально историей дооктябрьской культуры Кубани занималась В.И. Лях-Королева, подготовившая в соавторстве с А.И. Манаенковым, И.И. Горловой и Н.Г. Денисовым работы, посвященные всей дореволюционной истории народного просвещения на территории бывших Черноморского и Кубанского казачьих войск [9]. В них обращает на себя внимание обширная источниковая база исследования, стремление, как пишут сами авторы, «к наибольшему фактологическому материалу», обеспечивающему «научную полноту и объективность исторического познания», дающему возможность избежать «идеализации культурных ценностей и их огульного отрицания» [10, с. 16].

В этих работах отмечается влияние России на социальную и культурную жизнь горских народов. По их справедливому мнению, «школа на Кубани имеет глубокие исторические корни» [10, с. 40], она зарождалась не на пустом месте: советская образовательная система «опиралась на всё полезное и прогрессивное в дореволюционном опыте».

Вместе с тем, приводя многочисленные факты в целом поступательного, хотя и с массой недостатков, развития народного образования на Кубани, авторы, в противоречии с документами, делают традиционный вывод о том, что «царское правительство стремилось всячески заглушить в народе интерес к просвещению, вернуть его в «темное царство». И так было вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции» [10, с. 86], – подчеркивают авторы. Не убедительно, на наш взгляд, звучит тезис о том, что после поражения Первой российской революции 1905–1907 гг. «правительство закрыло путь к обязательному начальному образованию» [10, с. 40]. Выявленные нами документы свидетельствуют об обратном.

Сложной и деликатной проблеме организации национального образования в XIX – начале XX вв. в Ставрополье, на Кубани и Дону посвящена работа Д.С. Ткаченко [11]. Его исследование подтвердило: центральным звеном российской национально-просветительской политики в этих регионах был русификаторский курс, который проводился для предотвращения будущего распада империи по национальному признаку.

Видное место в реализации этой политики отводилось организации национального образования, которое носило прежде всего просветительский характер и было направлено на подготовку кадров для бюрократического аппарата Кавказа. Автор дает типологию учебных заведений, выделяя национальные – «инородческие» школы, конфессиональные и частные учебные заведения. К сожалению, автором допущен ряд неточностей в представлении учебных отделов Кубанской дирекции народных училищ.

Вопросы образования и культурно-исторические традиции воспитания Кубанского казачества в дореволюционный период затрагиваются в диссертации Е.В. Манузина [12]. В работе, на наш взгляд, содержится ошибочное утверждение о том, что введение в учебных заведениях такого предмета, как домоводство, свидетельствует о разрушении традиционного казачьего уклада.

Исследованию основных направлений женского образования на Северо-Западном Кавказе в XIX – начале XX вв. посвящена брошюра С.Н. Чич [13]. Внимание автора было сосредоточено в основном на выделении негативных черт, якобы свойственных дореволюционной образовательной системе, идеализации достижений советской власти в деле народного образования. Несмотря на то, что автор ограничилась в своей работе использованием главным образом опубликованных источников, тем не менее, её подходы к исследованию ранее не разрабатывавшейся темы заслуживают одобрения. Истории Мариинского женского училища посвящены статьи Б.А. Трёхбратова, С.Н. Рыбко, М.В. Никишовой [14].

Гендерный подход в исследовании народного образования Кубани продолжен А.И. Фединой. Ею в ряде статей также освещается обучение «черноморок» в Кубанском Мариинском женском училище и в столичных институтах благородных девиц [15].

Некоторые выводы по региональному женскому образованию содержит диссертационное исследование О.И. Шафрановой [16]. В исследовании освещены вопросы возникновения и развития женского движения на Северном Кавказе; обращается внимание на дискриминацию, которую испытывали представительницы коренного населения региона. Однако во второй главе, посвященной женскому образованию, учебные заведения показаны фрагментарно; подлежат дальнейшему изучению вопросы, характеризующие частное обучение и конкретные меры войсковой администрации, направленные на популяризацию женского образования в регионе.

Кубанскому Александровскому реальному училищу посвящены тезисы О.В. Матвеева [17]. В них указывается время возникновения первой реальной гимназии в областном городе, отмечается её роль в подготовке казачьей интеллигенции в конце XIX – начале XX вв.

Впервые комплексно рассмотрены вопросы истории профессионального образования на Кубани в досоветский период в диссертации О.Ф. Аравина [18]. В ней выявлены основные этапы развития учебных заведений профессионального образования, вопросы кадрового обеспечения и финансирования училищ. Автор подробно характеризует различные формы профессионального образования и отмечает, что значительным толчком в росте числа технических, ремесленных и коммерческих училищ явилось включение Кубани в полосу бурного промышленного подъема и капиталистических отношений.

Краткий историографический обзор современных работ по истории народного образования на Кубани в дооктябрьский период показывает: изучение этой проблемы продолжает интересовать многих исследователей, а результаты их работы позволяют составить более всестороннее и объективное представление о становлении региональной системы образования.

Источники:

1. Трёхбратова С.А. Генезис народного просвещения на Кубани конца XVIII – начала XX вв.: автореф. дисс. канд. ист. наук. – Ставрополь, 1996; Трёхбратова С.А. Зарождение и развитие народного образования на Кубани (конец XVIII – начало XX вв.): монография. – Краснодар, 2005. – 192 с.

2. Лебедева Н.В. «Учитель! Перед именем твоим …» (К вопросу о педагогических взглядах К.В. Россинского) / Учитель: научно-методический сборник Краснодарского экспериментального центра развития образования. – Краснодар. – 1993. – № 3 (ноябрь); Горбенко Е.П. Просветитель Черномории протоиерей К.В. Россинский / Сб. научных работ преподавателей кафедр гуманитарных наук. – Краснодар, 1994.

3. Поборина М.Ю. Общественно-просветительская деятельность К.В. Россинского: автореф. канд. ист. наук. – Краснодар, 1997.

4. Трёхбратов Б.А. Василий Толмачёв – просветитель Черномории // Кубань: проблемы культуры и информатизации. – Краснодар, 1996. – № 3 (6). – С. 27–30; он же: «Движимый усердием на пользу общественную …» // Вольная Кубань. – Краснодар, 1993. – 5 июня.

5. Подосинникова Н.В. Последователь К.Д. Ушинского на Кубани // Учитель. – Краснодар, 1993. – № 4 (дек.).

6. Подосинникова Н.В. Убедительные уроки прошлого кубанской педагогики (середина XIX – начало XX вв.) // Учитель. – Краснодар, 1993. – № 1 (авг.); она же: Проблемы познавательной активности и самообразования в педагогической практике начала ХХ века (по материалам журнала «Кубанская школа») // Учитель. – 1995. № 1 (март); она же: Начальная школа начала века: развивать письменную речь // Учитель. – 1995. – № 3 (июль).

7. Карнаушенко Л.В. Кубанцы – студенты-выпускники Императорского Московского университета (конец XIX – начало XX вв.) // Краснодару – 200 лет… – Краснодар, 1993.

8. Прошлое и настоящее Кубани в курсе отечественной истории. Ч. 1. С древнейших времен до 1917 г. – Краснодар, 1994; Очерки истории Кубани с древнейших времен до 1920 года. – Краснодар, 1996; Энциклопедический словарь по истории Кубани с древнейших времен до октября 1917 года / составитель, научный редактор и руководитель авторского коллектива Б.А. Трёхбратов. – Краснодар, 1997; Трёхбратов Б.А. История Кубани с древнейших времен до начала ХХ века: учебное пособие по краеведению. – Краснодар, 2000; Жинкин А., Паламарчук О. Кубань: история, культура, курорты и туризм. – Краснодар, 2003; История Кубани: учебное пособие / научный редактор В.В. Касьянов. – Краснодар, 2004; История Кубани с древнейших времен до конца ХХ века: учебник для высших учебных заведений / Руководитель авторского коллектива В.Е. Щетнев. – Краснодар, 2004.

9. Горлова И.И., Манаенков А.И., Лях В.И. Культура кубанских станиц (1974–1917). Исторический очерк. – Краснодар, 1993; Лях В.И. Просвещение и культура в истории кубанской станицы. – Краснодар, 1997; Денисов Н.Г., Лях В.И. Художественная культура Кубани. – Краснодар, 2000.

10. Манаенков А.И., Лях В.И. Культура кубанских станиц (1794–1917): исторический очерк. – Краснодар, 1993.

11. Ткаченко Д.С. Национальное просвещение в Российской империи в XIX – начале XX вв. (на примере Ставрополья, Кубани и Дона). – Ставрополь, 2002. – 240 с.

12. Манузин Е.В. Образование и воспитание Кубанского казачества в XIX – начале XX вв.: автореф. дисс. канд. ист. наук. – Краснодар, 2003.

13. Чич С.Н. Государственная система образовательной подготовки женской молодежи на Кубани в XIX – начале XX вв. – Майкоп, 1993.

14. Трёхбратов Б.А. Кубанская «Мариинка» – первое среднее учебное заведение на Кубани // Сб. научных статей: приложение к журналу «Образование.-Наука.-Творчество». – Нальчик-Армавир, 2005. – № 4. – С. 75–80; Рыбко С.Н. Воспитание девиц казачьего происхождения в Мариинском женском институте // Итоги фольклорно-этнографического исследования этнических культур на Кубани за 1998 г.: материалы региональной научно-практической конференции. – Краснодар, 1999. – С. 160; Никишова М.В. Мариинки: об открытии первого на Кубани женского среднего учебного заведения – Мариинского училища // Комсомолец Кубани. – 1998. – 26 апр.

15. Федина И.М. Формирование и развитие начального и среднего светского и православного женского образования в Кубанской области и Черноморской губернии в досоветский период (40-е годы XIX в. – 1920 г.): рукопись; она же: Черноморский казак на Невском проспекте: поиски и находки. – Краснодар, 2005.; она же: Кубанские воспитанницы в институтах благородных девиц / Кубань – Украина: Вопросы историко-культурного взаимодействия. – Вып. 1. – Краснодар, 2006. – С. 108–112.

16. Шафранова О.И. Образование, общественная и профессиональная деятельность женщин Северного Кавказа второй половины XIX – начала XX вв.: автореф. дисс. канд. ист. наук. – Ставрополь, 2004.

17. Матвеев О.В. Кубанское Александровское реальное училище в Екатеринодаре (1880–1917 гг.) // Краснодару – 200 лет: тезисы краевой научно-практической конференции. – Краснодар, 1993.

18. Аравин О.Ф. Становление и развитие профессионального образования на Кубани в досоветский период (XIX – начало XX вв.): автореф. дисс. канд. ист. наук. – Краснодар, 2007.

Конференция «Ф.А.Щербина, казачество и народы Северного Кавказа. История и современность», 2008 г., г. Краснодар

 

Из истории народного образования на Кубани

М. Ф. Титоренко,
кандидат исторических наук,
ст. научный сотрудник КЧИГИ,
советник Президента КЧР.
г. Черкесск

 

Первые школы на Кубани появились в 1803 г. Центром распространения грамотности долгие годы был церковный приход. Позже появились и другие формы обучения, среди них – частные и церковно-приходские школы, мужские и женские училища, гимназии.

В церковно-приходских школах основным предметом считался Закон Божий, на его преподавание и на изучение русского языка отводилось по 7 уроков в неделю, арифметике – 6 , пению – 5, церковнославянскому языку – 4, чистописанию – 3. Обучение начиналось с изучения ветхозаветной истории. Кроме того, детей знакомили с основными семейными и общественными обязанностями, обычаями и обрядами.

Церковно-приходская школа являлась народной, в ней начинали и заканчивали свое образование почти все питомцы. Из церковно-приходской школы дети выходили "прямо на тропу жизни".

При женских церковно-приходских школах девочек обучали вышиванию, шитью и вязанию. Их руками были вышиты церковные облачения для местных священников.

Способности, успехи и прилежания учащихся в ежегодных ведомостях отмечались следующим образом: "надежен", "с дарованием", "успевает", "понятлив", "слаб", "остр", "ленив", "кроток", "молчалив" и т. п.

Первые полковые школы и училища появились на Старой линии в 1832 г.

Полковая школа 17-го конного полка в станице Баталпашинской была учреждена в 1845 г., в ней обучались дети казаков – 30 мальчиков и 10 из числа горцев. В школе изучали Закон Божий, грамматику, арифметику – 1-ю и 2-ю части, чистописание.

Полковое училище в станице Сторожевой было открыто 1 января 1859 г., в нем обучалось 50 мальчиков, из них 30 содержались за счет родителей, а 10 сирот и неимущих – за счет войска. На учебные пособия из войсковых сумм отпускалось по 25 руб. серебром. Каждый полк или бригада вели школьное дело обособленно.

Главным в работе учебных заведений было распространение "здравых знаний, развитие к дельному труду и основательному народному образованию". Указом Александра II запрещалось использовать их для политических целей.

В учебных заведениях постепенно внедрялись приемы и способы западного просвещения. Главным предметом на всех этапах обучения было родиноведение, получившее к этому времени широкое распространение в Англии, США, Италии, Японии, Германии и других странах. Такое образование было направлено на воспитание патриотизма и гордости детей за свою родину.

Родиноведение, по мнению известного кубанского ученого Ф. А. Щербины, должно быть отведено человеку, его взаимоотношениям и общественным формам сожительства, избегать фрагментарности, убогого невежества. "Это катехизис местного населения", который должен лечь в основу воспитания детей, занять умы зрелого возраста, стать неотъемлемою принадлежностью просвещения, основною чертою культурного развития.

В 60-е годы ХIХ в. в станицах 5-й бригады (Верхнее Прикубанье) под командованием полковника Кравцова одновременно было открыто несколько училищ.

На образование и воспитание детей казаков войско расходовало ежегодно более 100 тыс. рублей.

Как и по всей России, в казачьих учебных заведениях "мерами к ускорению процесса восприятия сведений служили оставление без обеда, стояние на коленях, дранье за волосы и уши", сажание в карцер.

Отмена крепостного права и окончание Кавказской войны дали мощный толчок интенсивному школьному строительству. Войсковое правительство утвердило Положение о начальных народных училищах, главной задачей которых было распространение среди казаков знаний, религиозных и нравственных постулатов, воспитание любви к Отечеству.

К открытию школ войсковое правительство привлекало духовенство, станичных атаманов, командиров бригад и полков. За 4 года на Кубани было открыто более 100 учебных заведений, с 1864 по 1874 гг. – более 200 станичных школ. К этому времени относится и первая попытка организации всеобщего обязательного обучения. Нередко инициаторами выступали правления и станичные круги.

Активнее других в этом направлении действовали верхнекубанские казаки – хоперцы. 1 сентября 1865 г. по их инициативе в станице Баталпашинской было открыто женское училище, находилось оно в войсковом деревянном доме, содержалось за счет правления Екатеринодарского женского благотворительного общества, было подведомственно командиру 4-й бригады Кубанского казачьего войска полковнику Кравцову. В первый год существования в училище обучалось 108 девочек.

Реализация патриотических, духовно-нравственных и эстетических основ воспитания, кроме телесного развития и укрепления здоровья, проходила на уроках. Детям читали рассказы о подвигах героев земли русской, о важнейших и знаменательных исторических событиях, о заселении Черномории и Кавказской линии казаками, об образовании казачества, с ними разучивали патриотические песни, стихи.

Учитывая специфику и военизированный быт казачества, наказной атаман Кубанского казачьего войска М. П. Бабыч требовал, чтобы воспитание казачат велось в направлении старых казачьих традиций, а дети со школьной скамьи приучались к строю и воинской дисциплине.

В 1911 г. в казачьих школах Кубанской области было подготовлено методическое пособие, основной целью которого было воспитание поколения казаков религиозного, выносливого, проникнутого горячей любовью к Родине, всегда готового с честью занять место в рядах ее защитников.

Для воспитания силы воли, неустрашимости, сознания чувства долга, повышения нравственного уровня был разработан "Устав казака". Основные его постулаты гласили:

1) казак должен поставить себя так, чтобы его слову верили;
2) казак верен своей стране;
3) казак обязан помогать другим;
4) казак – друг всем, без различия классов;
5) казак вежлив;
6) казак друг животных;
7) казак никогда не падает духом и старается выйти, улыбаясь, из всякого трудного положения.

Заметную роль в развитии народного образования в Верхнем Прикубанье сыграл институт Почетных попечителей, избирались они на станичных кругах из числа тех, кто принимал активное участие в распространении образования, вносил пожертвования на строительство учебных заведений, приобретение школьных пособий.

Почетным попечителем учебных заведений станицы Баталпашинской был утвержден командир 4-й бригады полковник Кравцов. Позже женское училище передали на попечение Баталпашинскому уездному начальнику Н. Г. Петрусевичу.

В женском училище было три класса: в приготовительном занимались учительница, в двух старших – за особую плату учителя уездного училища. В училище изучали Закон Божий, русский язык, письмо, арифметику, важнейшие сведения из русской истории и географии, рукоделие и домашнее хозяйство. Ежедневно, кроме субботы, давали по 4 урока, один из них рукоделие. Все предметы вела надзирательница, получая 200 руб. в год. В субботу ученицам преподавали домашнее хозяйство. Дополнительно из станичных общественных сумм оплачивались квартиры учителей с отоплением и прислугой. Учителя получали по 25 руб. за годовой урок.

Станичные общества выделяли учебным заведениям участки земли для сдачи в аренду, что позволяло в определенной мере удовлетворять их материальные нужды.

В пореформенный период в Баталпашинском отделе, наряду с казачьими, были открыты одноклассные и двухклассные горские школы, в них изучались те же предметы, что и в казачьих, но вместо Закона Божьего изучалось мусульманское законоучение, с которым учеников знакомил мулла.

Дети горцев большей частью не знали русского языка, поэтому в первом полугодии с ними занимались разговорной речью, а во втором – приступали к изучению остальных предметов, предусмотренных для изучения в школах Кубанской области. Занятия посещали только мальчики, преимущественно из состоятельных семей.

Начальные школы и училища до конца XIX в. на Кубани являлись преобладающим типом учебных заведений и давали воспитанникам минимум необходимых знаний.

Значительное распространение в Верхнем Прикубанье к концу ХIХ в. получили специализированные сельскохозяйственные школы и ремесленные училища.

Образование в Кубанском казачьем войске имело свои особенности. Школы и училища являлись своего рода связующим звеном между семьей, домом и военной службой. В школах для мальчиков, кроме основных предметов, преподавались верховая езда, строй, плавание, гимнастика, фехтование, военные упражнения, соответствующие каждому школьному возрасту.

Такие подходы к образованию и воспитанию приближали школы, училища, гимназии к запросам казачества, его историческим традициям.

Религиозные постулаты укрепляли моральное состояние молодых людей, вселяли чувство покорности судьбе, устраняли страх перед смертью, делали равнодушными к опасности и готовыми к пожертвованию на благо родины.

Сформировавшаяся на Кубани система трудового, физического, военного воспитания, основывалась на исторически сложившихся традициях и была направлена на формирование гармонически развитой личности, в которой физическое, духовное и нравственное воспитание взаимно дополняли и обогащали друг друга, а в конечном итоге, создавали необходимые условия для общественно-полезной трудовой и военно- профессиональной деятельности.


Конференция «Научно-творческое наследие Ф.А.Щербины и современность», 2005 г., Краснодар


Назад  Наверх

 
  0  0
                            
Новое на сайте
Страницы:
Новости:
Сентябрь 2021
   Пн   Вт   Ср   Чт   Пт   Сб   Вс   
       1   2   3   4   5   
   6   7   8   9   10   11   12   
   13   14   15   16   17   18   19   
   20   21   22   23   24   25   26   
   27   28   29   30         
 21 сентября 2021 года, вторник 
Пользователь
Авторизация
e-mail:

пароль:


Регистрация
Погода